Наследники зоны. Часть вторая

…Окончание. Начало в №25

Фонд социального развития

Из самого названия фонда понятно, что он предназначен для решения социальных вопросов. Ими ФСР и занимался.
ФСР оказался самым «прозрачным» из фондов ИЗС. Это обеспечивалось в том числе и тем, что депутатский корпус в полном составе входил в правление фонда.
Фонд осуществлял поддержку предпринимательства, выдавал беспроцентные займы на социальные нужды, занимался благотворительной помощью. Но основные средства фонда были направлены на программу строительства и приобретения жилья. Именно ФСР запустил программу «жилье в кредит», известную еще как «саровская ипотека». Понятно, что без аккумулирования довольно значительных сумм никакую подобную программу не удалось бы сдвинуть с нулевой отметки.
Например, из отчета ФСР за 1999 год следует, что расходы фонда составили 83 млн рублей. На программу строительства и приобретения жилья пошло 60 миллионов, или 72,4% всех расходов.


Почти 10 миллионов рублей израсходовано на поддержку предпринимательства путем предоставления кредитов. Около 2 миллионов рублей было выделено в виде беспроцентных займов на социальные нужды. Какими были эти нужды в 1999 году?
МУП «Аптека» создавала резерв лекарственных средств (выделено 600 тысяч рублей). Для сокращения задержек в выплате пенсий (в то время они были) Пенсионному фонду выделено 450 тысяч рублей. ЦМСЧ–50 для закупки молочных продуктов ссудили 100 тысяч, а МУП «Пищевой комбинат» для создания запасов муки в условиях роста цен на нее – 780 тысяч. Ну и помогли садоводам из с/о «Луч» – выделили 17 тысяч на реконструкцию системы энергоснабжения.
На благотворительную помощь (т.е. безвозмездно и безвозвратно) в 1999 году израсходовали почти 3 миллиона рублей. Сумма вроде немалая, но она включает в себя 95 позиций. Помогали городскому совету ветеранов (~ 17,5% от всех благотворительных расходов), другим общественным организациям (женсовет, общество инвалидов), спортивным федерациям и городским школам, нашей дивизии и военно-служащим в Чечне. И т.д., и т.п. Около 30 тысяч рублей было выделено по индивидуальным заявкам граждан: на лечение, приобретение лекарств и т.п.
За счет средств ФСР был построен Ледовый дворец, начато строительство театра (завершение строительства осуществлялось за бюджетные средства).
Наверное, не все в деятельности ФСР было безупречно. Вспоминаются жаркие дискуссии о необходимости Ледового дворца, о правильности выбора проектов и подрядчиков для того же дворца и театра, о том, как строить очередность желающих принять участие в программе «жилье в кредит».
Немалый резонанс в городском сообществе вызвало приобретение за счет средств ФСР компьютеров для каждого из действующих депутатов с последующим их переходом в личную собственность – сомнительная, на мой взгляд, благотворительная акция.
Но как показало время, это были споры о деталях. Не было бы ФСР, не было бы ни Ледового, ни театра, ни многих вполне симпатичных жилых домов в заречной части города. Можно даже утверждать, что облик города во многом бы оказался иным.
Так как средства ФСР как правило размещались на возвратной основе, он, в отличие от ФСПБ, не скончался при кончине ИЗС. Фонд существует и сегодня. Через Агентство недвижимости фонд занимается строительством жилья. По-прежнему действующие депутаты входят в органы управления фондом. Более того, из прибыли фонда, как и ранее, формируются индивидуальные фонды каждого депутата. Средства депутатских фондов используются по усмотрению самих депутатов для благоустройства территории их избирательных округов. Тоже, на мой взгляд, неоднозначное решение. Не уверен, что оно полностью вписывается в действующее законодательство, хотя бы потому, что в период избирательной кампании дает определенные конкурентные преимущества действующему депутату перед другими соискателями мандатов. А в конкретной сегодняшней ситуации, когда необходимо изыскивать внушительные суммы на реконструкцию протекающих крыш, мне кажется, правильным было бы всю прибыль фонда направлять именно на эти цели.
На мой взгляд, это поняли бы все горожане, и для депутатов это был бы неплохой PR-ход, даже если реальная сумма прибыли окажется не такой уж и большой.

Фонд развития конверсионных производств

Как следует из «Положения об инвестиционной зоне», ФРКП – самый «богатый» из фондов ИЗС: его бюджет примерно в два раза больше бюджета ФСР и в десять раз больше бюджета ФСПБ.
Из отчетов ФРКП за 1997-2000 годы следует, что за данный период в фонд поступило 350 миллионов рублей. Это цифры того же порядка, что и весь годовой городской бюджет до начала функционирования ИЗС.
Как было указано в первой части данной статьи, ФРКП был учрежден ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия», под патронажем которого функционировал, а В.Жигалов одновременно был и генеральным директором ОАО «ВНИИЭФ-Конверсия», и председателем правления ФРКП. Заявленными задачами фонда были содействие конверсионным направлениям ВНИИЭФ и развитие конверсионной структуры ЗАТО. И все это под мудрым управлением «ВНИИЭФ-Конверсии».
Со временем к ним добавилась поддержка областных проектов. Что здесь имеется в виду? По рекомендации областного правительства в ИЗС регистрировались нижегородские предприятия, которые использовали серьезные финансовые трудности, но которые область считала необходимыми сохранить и развивать. В инвестиционной зоне были зарегистрированы Торговый дом нижегородского Масложирокомбината, предприятияе «Нефтехим», «Павловский автобус», хлебокомбинат «Печерский» и др.
Это было тем компромиссом, на основе которого область «не возникала» в связи с уводом региональных налогов в ИЗС.
Насколько эффективно вкладывались средства, сказать очень-таки затруднительно. Например, за 1998-99 гг. ФРКП вложил в развитие конверсионных направлений ВНИИЭФ около 56 млн рублей, в развитие конверсионной структуры ЗАТО – около 36 млн рублей, в областные проекты – около 30 млн рублей.
Надо надеяться, что ВНИИЭФ и область потратили деньги не напрасно, они все-таки брали их на возвратной основе. Но что касается развития конверсионной структуры ЗАТО – то тут одни вопросы.
Говорят ли сегодняшнему читателю что-нибудь такие названия: САДОС, Внештранс, Экопарк, Росбиопродукт, Абусар, Радуга, Титан? Это неполный список предприятий, созданных по программе развития конверсионной структуры ЗАТО. На сегодняшний день ни одно из перечисленных и других подобных предприятий не действует. А ведь при их учреждении (ВНИИЭФ-Конверсия» была одним из учредителей, в предприятия вкладывались средства ФРКП) заявлялось, что все это очень перспективно: городу принесет новые рабочие места, а городскому бюджету – новые доходы.
Покупались какие-то многотонные грузовики для междугородних перевозок, рассказывались легенды о производстве ампулированных медицинских препаратов и автомобильных антиблокировочных устройств, о высокотехнологичном деревообрабатывающем производстве. И даже о производстве легких летательных аппаратов.
С «круглыми глазами» задаю наивные вопросы: «Где все это?» Куда уехали грузовики и улетели самолеты, во что превратились многомиллионные вложения во все указанные и неуказанные предприятия? Ведь согласно закону сохранения, материя, в том числе финансовая, не исчезает никуда, а переходит из одного вида в другой. Или из одного кармана в другой.
Даже такое, казалось бы не сложное, дело, как разлив вина, и то почему-то усохло. Дольше других продержался «Титан», но и его сегодня банкротят и он находится под внешним управлением. А конкурсный управляющий «Титана» пишет письма в прокуратуру, что, мол, высокопоставленные сотрудники РФЯЦ-ВНИИЭФ, пользуясь своим служебным положением, препятствуют деятельности и выводят активы предприятия.
Чем можно объяснить нулевой результат работы? У меня есть две версии. Первая. Менеджеры «ВНИИЭФ-Конверсии» никакие, оценить перспективность бизнеса, запустить его – не в состоянии. Вторая. На самом деле и цель такая не ставилась. Если, паче чаяния, бизнес состоится – хорошо. Но и так неплохо. Главное – «освоить» поступающие в ФРКП средства.
Может быть, справедливы обе версии в совокупности. Но если читатель предложит иные объяснения титанической безрезультатной деятельности – готов выслушать.
Существует такое ироническое определение – «бюджетный бизнесмен». Если настоящий бизнесмен все делает на свои средства и все риски (неправильно оценил перспективу бизнеса, не смог точно прогнозировать рост всевозможных тарифов, стоимость комплектующих и рабочей силы и т.д. и т.п.) – это его личные риски, то у «бюджетного бизнесмена» риска никакого. Если, конечно, не выгонит еще более высокопоставленный «бюджетный бизнесмен». Но такое случается нечасто.
На мой взгляд, деятельность «ВНИИЭФ-Конверсии» в распоряжении средствами ФРКП – типичный и яркий пример «бюджетного» бизнеса. Без ответственности за реальный результат.

Вместо заключения

Соображения автора, изложенные в двух номерах «ГК», – это даже не верхушка айсберга, а маленькая часть верхушки. Хотелось бы услышать и другие мнения.
Говоря современным пафосным языком, создание ИЗС – это мегапроект. Его результаты и последствия многосторонни и противоречивы. Но в целом же, по мнению автора, положительные для города результаты создания и деятельности ИЗС превалируют над негативными.
П.Хвень

Добавить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree Plugin