О чем промолчат пирамиды

Неделя купания в море – что может быть лучше в середине декабря?
Не найдя другого ответа на этот простой вопрос, я приняла предложение немногочисленной группы товарищей-медиков махнуть с ними в Египет.
И мы, помахав на прощание родным и коллегам по работе, умчались на микроавтобусе из Сарова во Внуково, чтобы через сутки окунуться в Красное море. И оставить там заботы минувшей предвыборной кампании, предновогоднюю суету. Короче говоря, просто отдохнуть.

Белое солнце пустынь

Еще каких-то 15 лет назад о Хургаде мало кто слышал. И городом-то его не называли: тысяч пятнадцать жителей, пирамид-храмов нет, нефти нет. Да и сейчас местные, то есть египтяне, не называют Хургаду или Шарм-Эль-Шейх городами. Говорят – это курорты. А город – Каир с его 20 миллионами жителей или Александрия, о красоте которой – только с придыханием. Между тем в Хургаде уже 200 тысяч жителей, из которых 40 тысяч – это русские. В основном – чьи-то жены.
О цифрах и фактах из жизни египтян нам подробно рассказывал гид по имени Хусам в тот день, когда мы ехали на экскурсию в Луксор. Так как дорога проходила по пустыням и между горами (а в Египте 96% территории – горы и пустыни), то надо было чем-то занимать народ. Вот Хусамчик (он так себя называл) и делился своими знаниями выпускника исторического факультета каирского университета.
Рассказывал о привычках бедуинов, с которыми мы столкнулись на первой стоянке-завтраке. До сих пор они не знают, что такое цивилизация, не сидят в интернете, редко моются. Кочуют по пустыне, просят подаяние, фотографируются со своими осликами-верблюдами за деньги. Да, забавный момент у нас вышел. Когда мы уже направлялись к автобусу, решили поделиться своим «сухпайком» с детьми. Одна девочка так жалобно выводила «Мадам, мани!», что одна из наших медиков вспомнила о евроцентах, завалявшихся в сумочке, и дала пакетик ребенку. Но видели бы вы мгновенное превращение бедуинского ангела в бесенка! Грубым голосом старой ведьмы девочка начала ругаться, увидев не знакомые ей монеты. Пораженные, мы только помотали головами от удивления. Вот так дитя природы! Лично мне эта сцена так не понравилась, что отказалась от всяких поездок к «белому солнцу пустыни». Пусть встречают закаты и восходы без меня.

Наши женщины совсем оборзели!

Этот крик души вырвался у нашего гида, когда он красочно рассказывал о традициях брака. До сих пор в Египте от жениха требуется калым (не меньше 5 тысяч долларов), драгоценности для невесты (не меньше 2 тысяч долларов), а главное – своя квартира. Только при соблюдении этих трех условий родители невесты дадут согласие на брак. «Поэтому средний возраст женихов – 35-37 лет, ведь надо столько денег заработать!» – страдал Хусам, округлив глаза.
А если учесть, что мужчин в Египте больше, чем женщин, то можно себе представить, какая жесткая среди женихов конкуренция. Но жениться – это еще полдела. Главное – прожить в согласии и без развода, потому что после развода квартира и дети остаются бывшей жене, даже если она – инициатор расставания. При этом особой красотой, статью или домовитостью египетские барышни не отличаются. Достаточно того, что она не мальчик. А лицо можно и прикрыть.
Разговор об отношениях мужчин и женщин зашел после вопроса русских туристов, почему в Хургаде такие приставучие продавцы. «Кровь играет, а европейские женщины, особенно из России и Украины – такие шикарные», – пояснил гид. Позже, шагая между молодыми и взрослыми египтянами, предлагающими всякую сувенирку, в Карнакском храмовом комплексе, в храме Хатшепсут и особенно в долине царей, некоторые пышные дамы из нашей группы буквально отбивались от смуглых рук. А одной хохлушке даже пришлось подхватить под руку Хусама (к его великой радости), иначе до автобуса она бы просто не добралась.
Но кому-то из наших соотечественниц это внимание нравится. Даже замуж выходят, не требуя ни квартир, ни калыма. И остаются жить в Египте, несмотря на то, что 90% из 82 миллионов исповедуют ислам, который позволяет иметь четырех жен.

Ешь – потей, купайся – мерзни

Зимой у нас купаются только русские и алкоголики. Эту фразу в разных вариациях мы слышали несколько раз от местных, которые покрывались мурашками, глядя на бесстрашных русских, влетающих в море. А для нас морская вода 18-20 градусов и воздух 22-23 градуса – это очень комфортно, особенно при мысли о снеге дома. Замерзали в море – шли греться в бассейн, а уж если и там становилось прохладно, то горячий чай возвращал благодушие и гармонию.
Не могу не сказать чуточку про еду. Понятно, что при таком солнце (четыре сбора урожая в год!) помидоры, огурцы, яблоки, апельсины и прочие привычные нам овощи и фрукты имеют богатейшую вкусовую палитру. Великолепны финики, оливки, а лично мне еще очень понравилась гуава. Сначала мы не оценили ее вкусовые качества, а когда очистили от шкурки и семечек, то гуава раскрыла свои секреты. В итоге так «подсели» на этот ароматный плод, похожий на грушу, что даже в Саров привезли.
А вот черимойя так и осталась загадкой. Мы долго приглядывались к этому странному зелено-коричневому, пупырчатому существу, не зная, что это и с чем его едят. Наконец спросили одного из продавцов, сносно говорившего по-русски, и тот ответил: «Фрукт, похожий на манго». Купили, принесли в отель, начали чистить – очень странно. Может, и похож на манго, но пока больше напоминает турнепс или брюкву. Пожевали мы с Олей Тысенчук, поморщились и взяли на ужин, где все было порезано с помидорами, огурцами, перцем и залито оливковым маслом…
Уже дома из интернета стало известно, что надо было подержать черимойю пару-тройку дней на солнце, тогда ели бы чайными ложками вкуснейший фрукт, напоминающий манго, папайю, землянику и ананас одновременно. В следующий раз будем умнее: заранее прочитаем, что и как употреблять.

Революция – только в Каире

Если бы наша поездка состоялась года два назад, здесь можно было бы ставить точку. Но 2011 год вошел в историю Египта как время перемен. И первая sms, полученная после прилета в Хургаду, напоминала, что МИД России настоятельно рекомендует не выходить за пределы отеля, а телефоны посольства такие-то. Кого-то это остановило на самом деле, и на экскурсии в Израиль не нашлось достаточного числа желающих, поэтому пришлось ограничиться Луксором.
Описывать в газетной статье величие храмовых колонн, обелисков, сфинксов и колоссов – занятие бессмысленное. Лучше это хоть раз в жизни увидеть. К тому же именно в Карнакском храме есть возможность уговорить судьбу, загадав желание. Стоит там один скарабей-затейник на пьедестале. И вокруг этого гранитного жука ходят толпы туристов из всех стран. Мужчины и дети – по три круга; дамы, желающие выйти замуж, – по семь кругов, а замужние, мечтающие о рождении детей, – по девять кругов. Здесь же можно изучать историю Египта по надписям на колоннах, а если повезет с экскурсоводом, то и наслушаться историй о суперменах, живших 3-4 тысячелетия до нашей эры.
Интересно посмотреть, как обрабатывают тростник, прежде чем из него получится лист папируса с ярким рисунком. Об этом нам в музее папируса рассказывал юноша, приехавший из Туркмении в Египет. За годы учебы в исламском университете Каира он к родному языку и к русскому добавил арабский и английский, а теперь ждет получения диплома, чтобы, вернувшись на родину, зарабатывать не менее двух тысяч долларов в месяц и быть уважаемым специалистом. Пока же его заработок – долларов семьсот, и этого вполне хватает на жизнь в чужой стране.
На обратном пути из Луксора, пока уставшие за день товарищи мирно дремали, я беседовала с Хусамом о политической и экономической ситуации в стране.
– Египту сейчас тяжело: власть захватили военные, думаю, ничего хорошего ждать не стоит. Уже год мы живем в этой революции, такие убытки страна терпит из-за того, что туристы боятся к нам ехать! А чего бояться? Ведь дальше Каира – никаких волнений. Как жили, так и живут, сельским хозяйством занимаются, торгуют, дома строят…
– А как в принципе люди относятся к власти?
– Плохо. Никому не доверяем. Все воры, вруны. Президент – главный вор. Такой невыгодный для Египта договор подписал на поставку газа в Израиль! Говорят, что ради процентов, которые он лично с этого договора получил.
Сейчас все боятся, что братья-мусульмане большинство получили, а я думаю, что ничего страшного не будет. Может, они порядок наведут, – размышлял вслух историк-египтолог.
А я думала о своем: что же должна делать власть, особенно местная, чтобы люди были довольны? И есть ли такие города и страны?

С.Михайлова-Листрем

2 комментариев

  1. Николай Анохин:

    Неплохо написано, ничего не скажешь против. Просто, без закидонов, без мудроствований. И не сухо, а тепло и улыбчиво.
    ***
    Лет двадцать мечтал я о тёплой Хургаде!
    Но – лишь по рассказам её осязал.
    Теперь не мечтаю о большей награде -
    Как кто б из «Курьера» на юг меня взял!
    :-)

    • Татьяна:

      Николай, если есть машина – поехали на юга, в Сочи. На моей, увы, не добраться, наш автопром не рассчитан на такие дальние поездки :)
      И если просить кого взять с собой в дальние страны, так сотрудников ВНИИЭФ, у них зарплаты нашим не чета. Администрация в этом не помощница, ведь путевки зимой (не сезон) и после прошедших потрясений (туристы не едут) куда как дешевле.

Добавить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree Plugin