Разноцветная музыка

Наверное, каждый из нас когда-то думал о разных видах искусства – о поэзии, танце или музыке: «Какое же это яркое, какое переливчатое произведение!..» А бывает, что наши дети – чувствительные создания – фантазируют, слыша мелодии: «Вот эти звуки синие, красные… А эти – золотые!».
Это явление «синопсии» – цветного слуха. Явления, при котором два чувства – зрение и слух – связываются воедино.
Наталия Александровна Белова – педагог Детской музыкальной школы имени Балакирева, кандидат педагогических наук (тема диссертации – «Музыкально-творческое развитие учащихся ДМШ на основе ассоциативных связей различных видов искусств»), более двадцати лет занимается задачей синтеза искусств.
А недавно она и ее учащиеся получили спецприз Национальной ассоциации учреждений и учебных заведений искусств в Московском открытом конкурсе «Балакиревский проект» в номинации «Инновации в развитии художественного образования».

Cинтез искусств

Н.Белова:
– Нелюбви к музыке и непонимания музыки у современного человека быть не должно. Утонченные японцы, например, не принимают на работу человека, если у него нет музыкального образования. А так называемым синтезом искусств занимались многие творцы.
Николай Кульбин создал художественно-артистическую ассоциацию, основанную на принципах общего синтеза искусств из шести секций: музыка, живопись, скульптура, сценическое искусство, хореография, литература, архитектура. Николай Рерих открыл «Мастер-Институт Соединенных искусств» в Нью-Йорке на базе Музея Рериха.
В наше время в Казани проводятся семинары по изучению явления синопсии, взаимодействия звука и цвета. По итогам этих семинаров издается журнал «Прометей».
В этой области Александром Скрябиным составлена эмпирическая параллельная таблица музыкальных и цветовых тонов, Николаем Римским-Корсаковым представлен ряд исследований, известны живописные полотна Чюрлёниса. И многие другие великие творцы не оставались равнодушными к этой теме.

Золотое сечение нот

Передо мной тетради по музыке двух юных пианисток, учащихся гимназии № 2 Насти Нифонтовой и Даши Ярилиной.
Открываю их и вижу вместо ожидаемых строгих черно-белых нот на линейках – стайку разноцветных пятнышек в нотных записях, разбросанных по тетради. Это начинающие пианистки раскрашивают разучиваемые пьесы в те цвета, которые им самим нравятся…
Когда только-только сели за рояль, их немного удивила игра на разноцветных клавишах. Но потом освоились и стали сами свободно обозначать клавиши цветными полосками, и теперь ноты только знай выпархивают из-под детских пальцев, как радужные птицы. И уже серьезные произведения воспринимаются не как занудные глыбы, а как яркие объемные вещи, которые надо играть «с особым чувством». Чувством цвета и света.
Между тем Наталия Александровна показывает мне чудо-презентацию, сделанную уже не только ее воспитанницами, но и старшими учащимися Детской художественной школы.
Здесь уже воистину рай для ученых – юные мастера живописи раскрашивают музыку скал и фьордов Грига или подростки-музыканты подбирают соответствующую музыку к лучезарной картине «Благовещенье» Эль Греко.
«Все мы знаем принцип «золотого сечения» в живописи, – рассуждает Наталия Александровна, – но ведь и большинство музыкальных произведений построено по этому же принципу: кульминация приходится не на центральную часть произведения, а после второй его трети.
Такие живописные характеристики, как колорит, форма, контрасты, композиция, ритм, «золотое сечение», являются одновременно и музыкальными характеристиками.
Юному музыканту очень полезно приводить примеры живописных полотен с различным колоритом и ритмом, а также с использованием определенной формы, композиции, золотого сечения, чтобы он на слух сразу же смог уловить присутствие и в музыкальном произведении этих же признаков. Кроме того, мои воспитанники сочиняют стихотворения к музыкальным произведениям…»

Cпецприз за инновации

Есть у Наталии Александровны взрослые последователи – бывшие ученики, например, студент факультета журналистики МГУ Александр Демидов, пишущий прекрасные статьи о музыке.
А мои юные собеседницы уже пришли к некоторым общим выводам относительно музыкальных цветов – они соглашаются друг с другом и педагогом, что яркие, насыщенные цвета – это большей частью громкие, величественные звуки, а мягкие и светлые цвета – нежные, тихие вступления классических произведений.
Насте ближе красные цвета, маджента, фуксия – энергичные громкие мелодии. А Даше ближе светло-зеленые, нежные, переливчатые звуки: «В той сонатине, которую я играла, – побочная партия».
Настя добавляет: «Вообще-то мой любимый цвет – это цвет моего лабрадора – золотисто-белый. Правда, я его в музыку еще не перевела. Но переведу обязательно!..»
Я рассматриваю нарядную грамоту и медаль – награду двадцатилетнего труда Наталии Александровны. А она рассказывает, что очень на фестивале переживали за выступление, даже чуть понурились на церемонии награждения. И только когда объявляли обладателей спецприза в номинации «Инновация», то обрадовались – нас оценили!
Н.Белова:
– Как вы можете догадаться, при таком подходе у детей развивается более глубокое понимание музыки. Хотя мое мнение – город не обеспечен достаточным количеством концертов для детей. И родители, и юные музыканты должны слушать настоящую музыку, исполняемую мастерами.
В следующем учебном году  наша школа будет производить набор учащихся любого возраста. Так что приводите детей к нам учиться. Это очень важно!..»

И.Егорова

1 комментарий

  1. Ясько Георгий:

    Отлично! В городе Огненного Серафима, в наукограде, где ковался ядерный щит нашей страны, такие чудесные,такие зовущие будущее (так: зовущие будущее сюда, к нам) исследования. тем более, опирающиеся на \отечественное ноу хау\. Как радостно, как приятно это читать. Сейчас перетащу с свой блог. Такое плохое настроение было сегодня с утра, а вот полностью исправилось. Инда, побредём далее! Спасибо, Саров!

Добавить комментарий

Spam Protection by WP-SpamFree Plugin